ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТИМ САЙТОМ НА "ВКОНТАКТЕ" ИЛИ В "МОЙ МИР"
И ДРУГИХ МЕСТАХ С ДРУЗЬЯМИ!
ЭТИМ ВЫ ПОМОГАЕТЕ ДЕЛАТЬ МИР ЛУЧШЕ!

Ислам Истина. Накшбанди тарикат сердце ислама.


добавьте свой адрес e-mail сюда






Видео Шейх Назим
объявляет Шейх Мехмета преемником








События в Волгограде взрыв и терракт на вокзале - это зло.
Давайте развивать суфизм чтобы истребить вахабизм!
Это единственный путь.

Шейх Мехмет - он единственный верный путь.

Аллах Тааля спросил пророка Моисея:
- Моисей, для меня, что совершил?
- Господи, я молюсь намаз для вас, я постился, подавал милостыню, я делал зикры.
- Моисей молитвы твои для тебя и приведет этот путь на небеса в рай, поклонение долг.
Из поста, защищает тебя от ада. Милостыню закят в День Воскресения даст навес от жары.
А зикры в Судный День дадут свет в темноте тебе.
Все эти дела для тебя самого. Что ты сделал для меня?
- Господи, что мы должны сделать?
- Просто для меня люби моих друзей и враждуй с моими врагами. Ты это сделал?
Моисей, мир ему, понял что наиболее ценные дела перед Аллах Тааля это - Хуббифиллях и Бугдифиллях.
(Хуббифиллях это любить тех кого любит Аллах просто ради Аллаха делать это
и ненавидеть тех кого ненавидит Аллах просто ради Аллаха).
(Mektubat-ı Masumiyye)


Суфизм. Накшбанди. Ислам Коран Шейх Назим. Лефке, Кипр. - bio Шейх Мухаммад (Шейх Мехмет) сын Шейх Назима
собирает толпы людей в Европе

Аузу билляхи минаш шайтани раджим
Бисмилляхир Рахманир Рахим
Мадад йа Султан уль Аулия!
Мадад йа Сахиб уз Заман!
Дастюр йа Сеиди...

Что такое супер адаб шейха Мехмета, сына Шейх Назима?
Это то, что он имеет так много духовной силы,
что никто в мире не имел, за исключением пророка Мухаммада SAS конечно.
И с этой властью он в настоящее время полностью невидимым и как-бы никто.
Это супер мощный уровень смирения и это адаб (дисциплина),
больше никто в мире не имеет такого.


Люди думают, что, если они знают что Шейх Мехмет
является Халифа Шейх Назима этого достаточно.
Но нет. Люди должны узнать много нового о адабе Шейх Мехмета.
Я хочу научить этому, но почти никто не поддержал меня.


Шейх Мехмет советует всегда ходить с омовением даже если вы не читаете намаз.
Как он говорит потом возникает желание делать намаз и привыкаете.
Главное это омовение.


Пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, говорил:
«Женщины, побольше подавайте милостыню и много просите прощения,
поистине, я видел вас большими из жителей ада»
(передал Муслим)

Внимание! Шейх Мехмет сын и заместитель Шейх Назима
Член Золотой Цепи Накшбанди ордена суфизма
Находится сейчас на Северном Кипре деревня Лефке.
Либо он у себя дома в Стамбуле. Деревня Ак Баба.
Можете уточнить отправив письмо Убайдуллах на info@berabbani.com

Можно встретиться с ним тут. Приезжайте кто бы вы нибыли!
Просто берете самолёт из Москвы до Ларнаки (Кипр) и оттуда такси до Лефке
Либо летите до Стамбула оттуда самолет на Лефкоша и такси до Лефке
30 дней виза не нужна. Но берите деньги на отель. Бомжей не пускают
Позвоните таксистам заранее чтобы забрали вас
+905428746021 Аюб



Среда
2017-10-18
6:07 PM
Форма входа
Мини-чат
отключен
Наш опрос
Как вы нашли Шейха?
Всего ответов: 427
Друзья сайта
  • Сайт его сына.
  • Личный сайт Шейха Назима.
  • Халявный 1.000.000 решений. Книга
  • Секретная наука суфизма (англ.)
  • Ключи к сокровищам Небес и Земли
  • Уроки чтения сердцем. Книга
  • Накшбандийские центры мира
  • Справочник терминов Накшбандия
  • Дивная мораль Небес. Саид Нурси
  • Харун Яхья. Крах теории эволюции
  • Следы Бога в законах природы
  • Ислам с суфийской начинкой
  • Онлайн школа прав и норм ислама
  • Видео школа суфизма (англ.)
  • Суфизм в Украине
  • Суфизм в Германии
  • Заказывайте суфийскую литературу
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Шейх Мехмет сын Шейх Назима наследник Пророка Мухаммада с.а.с.

    bio



    Шейх Назим очень известная фигура в суфийском и вообще религиозном мире. Он является сороковым Шейхом в Золотой Цепи Тариката Накшбанди, ведущей к Пророку Мухаммеду. По отцу его линия происходит от Шейха Абдула Кадири Джилани, основателя Ордена Кадири, по матери – ведет к Джелалуддину Руми, основателю ордена Мевлеви. Он родился в 1922 г. в Ларнаке на Кипре. С ранних лет он был набожным ребенком, однако полностью посвятить себя духовной жизни решил после двадцатого года жизни. Назим изучал химию в Стамбульском университете и имел великолепные перспективы, как лучший студент, когда его брат, страдавший от туберкулеза, умер у него на руках. Это событие изменило всю его жизнь. Он осознал всю ограниченность медицины, науки и всей земной жизни, и начал свое духовное путешествие.
    Первым шагом его было годичное затворничество в пещере в Алеппо, Сирии, где он целыми днями молился и ел только семь оливок в день. Через год его тогдашний Шейх-учитель сказал ему, что он достиг такого уровня, что есть только один Шейх, который сможет помочь ему: Шейх Адулла ад-Дагестани в Дамаске. Шейх Назим сразу же отправился в Дамаск для встречи с ним, имея одно только желание – чтобы ему позволили провести остаток жизни в Медине у гробницы Пророка Мухаммеда. Но вместо этого он был послан к людям, в их постоянное окружение, чтобы обучать их и быть примером для них – сначала на Кипре, а затем в Лондоне.
    "Сейчас эпоха конца мира”, говорит он, "и особенно люди на Западе нуждаются в святом вдохновении, чтобы просветлить их сердца и вывести из пучины мрака”.
    Шейх Назим прошел через многие периоды отшельничества – от сорока дней до года. Об одном из них, шестимесячном затворничестве в гробнице Шейха Абдула Кадири Джилани в Багдаде, он вспоминал так: "Я выходил из своей комнаты только пять раз в день для общей молитвы. Я смог достичь такого состояния, что прочитывал весь Коран за девять часов. Кроме этого, я повторял 124000 раз дхикр "Ла иллаха ил алла” и 124000 раз молитву к Пророку (салават), а также читал полностью Далайл аль-Кхайрат (молитвослов). В дополнение к этому я прочитывал ежедневно 313000 раз "Аллах Аллах” а также все другие молитвы, которые мне назначались. Видения за видениями являлись мне каждый день. Они вели меня от одного состояния к другому и в итоге я вошел в состояние полного растворения в Божественном Присутствии”...
    В середине сороковых годов, когда Шейх Назим прибыл для выполнения своей миссии на турецкий Кипр, религия в Турции была запрещена, и даже муэдзины не призывали людей к молитве. Тем не менее первое, что сделал Шейх по прибытию на остров – поднялся на минарет и пропел Аджан – призыв к молитве на арабском языке. Его немедленно арестовали и поместили на неделю в тюрьму. Выйдя оттуда, он поехал в Никозию – столицу – и пропел Аджан с центрального минарета. Власти начали судебный процесс против него, а он тем временем объехал большинство мечетей в Никозии и ее окрестностях и всюду призывал к молитве – более 100 раз. Ожидалось, что он получит большой срок тюремного заключения, но в это время политическая ситуация изменилась и вероисповедание разрешили.
    С 1974 года он посетил много стран в Европе, Азии, а также несколько раз США, основав большое количество суфийских центров, является одним из руководителей мирового конгресса религий.
    Биография
    Шейх Мухаммад Назим Адиль аль-Кубруси аль-Хаккани
    Да освятит Всевышний Его Благородную Тайну
    Он является Имамом Людей Искренности, он – Тайна Просветленности, он оживил Накшбандийский Орден в конце 20-го века Небесным наставничеством и Пророческим учением.
    Он родился в Ларнаке, Кипр, 23 апреля 1922 г ., в воскресенье, 26-го Шабан, 1340 г . по Хиджре. Его родословная по линии отца уходит корнями к Сайидине Абдул Кадыр Джилани, основателю Кадирийского Ордена. Его родословная по линии матери уходит корнями к Сайидине Джалалуддину Руми, основателю Ордена Мевлеви. Он – Хассани-Хуссейни и имеет родство с Пророком (сас) по линии праотцев к Семье Пророка (сас). Со стороны отца он получил посвящение в Кадирийский Тарикат. Со стороны матери – в Тарикат Мевлеви.
    В детстве на Кипре он часто проводил время в компании своего деда, который был Шейхом Кадирийского Тариката, чтобы изучать его практики и духовность. У него очень рано появились неординарные способности. Его поведение было совершенным: он никогда ни с кем не дрался и не спорил. Он всегда улыбался и был терпелив. Его дед по линии отца и дед по линии матери тренировали его для духовного пути.
    В юности все обращали на него внимание ввиду его необычной духовной стоянки. Все в Ларнаке знали о нём, т.к ещё будучи совсем юным он мог советовать людям, предсказывать будущее и открывать его спонтанно. В возрасте 5-ти лет были такие моменты, когда его мама нигде не могла его найти. И после поисков находила его либо в мечети, либо на могиле Умм уль-Хирам (ра), Сподвижницы Пророка (сас), у могилы которой была построена мечеть. К её могиле приезжает всегда большое количество туристов, которых привлекает вид камня, подвешенного в воздухе над могилой. Когда его мама пыталась позвать его домой, он говорил: «Оставь меня здесь, с Умм уль-Хирам; она – одна из наших предков». Часто видели, как он беседовал с Умм уль-Хирам, которая была похоронена четырнадцать веков назад: он слушал и затем говорил, слушал и задавал вопросы – как в настоящей беседе. Когда кто-то пытался нарушить его разговор с ней, он говорил: «Оставьте меня; я беседую с моей бабушкой, которая в могиле».
    Его отец отправил его в школу изучать светские науки в дневное время, а вечером он изучал религиозные науки. Среди своих сверстников он считался гением. По завершению своих школьных уроков каждый вечер он посвящал своё время изучению Мевлевийского и Кадирийского тарикатов. Он проводил занятия по этим тарикатам по четвергам и пятницам.
    Семья Адиль. Шейх Назим – крайний слева, в возрасте 16-ти лет.
    Все на Кипре в то время знали его как высоко-духовного человека. Он изучал Шариат, юриспруденцию, науку пророческих повествований, логику, интерпретацию Корана, и он мог выносить судебные постановления по целому ряду исламских предметов. Он мог говорить исходя из любого духовного уровня. У него был дар объяснять трудные реалии простыми и лёгкими афоризмами.
    По окончанию высшей школы на Кипре, в 1359 по Хиджре/1940 г. он переехал в Стамбул, где жили и учились два его брата и сестра. Он изучал Химическую инженерию в Университете Стамбула, в районе Байязит. И одновременно он углублял свои знания по Шариату и арабскому языку со своим Наставником – Шейхом Джамалуддином аль-Аласуни, который умер в 1375по Хиджре/1955 г. Он получил степень в Химической инженерии и превзошёл своих коллег. Профессора этого Университета предложили ему углубиться дальше в исследования. Он сказал: «Меня не привлекает современная наука. Моё сердце влечёт к духовным наукам».
    Будучи студентом колледжа, юный Шейх Назим получал отличные оценки по Химической Инженерии в Университете Стамбула.
    В первый год своего пребывания в Стамбуле он встретил своего первого духовного Учителя – Шейха Сулеймана Арзаруми, который был Шейхом Накшбандийского Тариката. Он умер в 1368 по Хиджре/1948 г. Во время своего изучения Химической инженерии он посещал собрание своего Шейха для того, чтобы изучать дисциплины Накшбандийского Тариката вдобавок к Кадирийскому и Мевлевийскому.
    Его часто видели в ночное время в мечети султан Ахмед – сидящего в одиночестве и медитирующего. Он сказал: «Там я получал великие благословения и необычайное умиротворение в своём сердце. Я всегда выполнял там раннюю молитву (на рассвете) со своими двумя Шейхами: Шейхом Джамалуддином аль-Аласуни и Шейхом Сулейманом Арзаруми. Они меня обучали и вкладывали в моё сердце духовное знание. В то время у меня было много видений, приводящие меня в Священную Землю Дамаск, но у меня ещё не было разрешения от моего Шейха. Много раз во время моих видений я видел Пророка Мухаммада (сас), зовущего меня в его присутствие. В глубине сердца у меня было неутомимое желание оставить всё и переехать в Священный Город Пророка (сас).
    «Один раз, когда это стремление было особенно интенсивным, мне было видение, в котором ко мне явился мой Шейх – Сулейман Арзаруми, потрепал меня за плечо и сказал: «Вот теперь есть разрешение. Твои тайны и попечительство тобой – уже не со мной. Я лишь держал тебя до тех пор, пока ты не стал готов для своего истинного Шейха, который также является и моим Шейхом: Абдулла ад-Дагестани. Он держит твои ключи. Поезжай к нему в Шам. Данное разрешении исходит от меня и от Пророка (сас). (Шейх Сулейман Арзуруми был одним из 313 просветлённых Накшбандийского Ордена, ступающего по стопам и представляющего 313 посланников).
    «Это видение закончилось и, таким образом, я получил разрешение поехать в Шам. Я искал своего Шейха, чтобы рассказать ему об этом видении. Я нашёл его – он входил в мечеть спустя 2 часа. Я подбежал к нему. Он распростер руки и сказал мне: «Сын мой, ты обрадовался этому видению?» Тогда я понял, что он в курсе всего, что произошло. Он сказал: «Не жди. Направляйся в Шам». Он не дал мне ни адреса и никакой другой информации, кроме имени Шейха: Абдулла ад-Дагестани в Шаме. Я ехал на поезде из Стамбула до Алеппо, где и пробыл некоторое время. Там я ходил из одной мечети в другую: молился, сидел с учёными и проводил время в поклонении и медитации.
    Затем я поехал в Хама, который, как и Алеппо, является древним городом. Я пытался двигаться к Шам, но это было невозможно. Французы, оккупировавшие Шам, готовились к нападению с англичанами. Тогда я поехал в Хомс к могиле Сайидины Халида ибн Уалид (ра), сподвижника Пророка (сас). Я посетил могилу Сайидины Халида ибн Уалид (ра) и затем пошёл в мечеть и молился там. Ко мне подошёл слуга и сказал: «Этой ночью я видел сон, в котором ко мне явился Пророк (сас). Он сказал: «Завтра сюда придёт один из моих правнуков. Позаботься о нём ради меня». Затем он показал мне, как ты выглядишь. И я вижу, что ты – именно этот человек».
    Меня так впечатлили его слова, что я не мог не принять его приглашение. Он дал мне одну комнату возле мечети, где я пробыл один год. Я не выходил оттуда, кроме как для того, чтобы помолиться и посидеть в Меджлисе двух выдающихся учёных Хомса, которые преподавали Правила чтения Корана (Таджвид), Толкование Корана (Тафсир), Повествование Традиций (‘Ильм аль-Хадис) и Юриспруденцию (Фикх). Это были – Шейх Мухаммад Али Уйюн ас-Суд и Шейх Абдул Азиз Уйюн ас-Суд, Муфтий города Хомс. Я также посещал духовные учения двух Накшбандийских Шейхов: Шейх Абул Джалиль Мурад и Шейх Саид ас-Субаи. Моё сердце сильно желало поехать в Шам. Т.к. война вовсю бушевала, я решил поехать в Триполи (Ливан), а оттуда – в Бейрут и из Бейрута в Шам – более безопасным путём.»
    В 1364/1944 г. Шейх Назим отправился в Триполи на автобусе. Автобус привёз его в порт, где он и остался. Там он был чужестранцем, никого не знал. Пока он бродил по порту, он увидел кого-то, идущего по другую сторону улицы. Это был Шейх Мунир аль-Малек, Муфтий г.Триполи. Он был также Шейхом всех суфийских орденов в городе. Он подошёл и сказал: «Вы – Шейх Назим? Я видел во сне Пророка (сас ). Он сказал мне: «Один из моих правнуков едет в Триполи». Он показал мне как Вы выглядите, и сказал мне искать Вас в этом районе. Он попросил меня позаботиться о Вас».
    Шейх Назим вспоминает: «Я пробыл с Шейх Муниром аль-Малек один месяц. Затем он организовал мою поездку в Хомс, а из Хомс – в Дамаск. Я прибыл в Дамаск в пятницу, в начале 1365 г . по Хиджре/1945 г.. Я знал, что Шейх Абдулла жил в районе Хайй аль-Майдан, возле могилы Сайидины Билала аль-Хабаши (ра); там же похоронены и потомки семьи Пророка (сас).
    «Я не знал, в каком именно доме живёт Шейх. В тот момент, когда я стоял на улице, мне было видение, что Шейх выходит из дома и зовёт меня войти. Это видение закончилось, но я никого не видел на улицах. Они были пусты из-за бомбёжек французов и англичан. Все были напуганы и сидели по домам. Я был один на улице. Я размышлял в сердце, в каком же доме живёт Шейх. И тогда мне было новое видение: там был номер конкретного дома, конкретная дверь. Я искал, пока не нашёл эту дверь. Как только я подошёл к двери, чтоб постучать в неё, Шейх открыл дверь и сказал: «Добро пожаловать, мой сын Назим Эфенди».
    Его необычная внешность сразу привлекла моё внимание. Я никогда раньше не видел такого Шейха. С его лица и с его лба исходил свет. С его сердца и с его лучистой улыбки исходила теплота. Он провел меня наверх, в комнату и сказал: «Мы ждали тебя».
    В сердце я был полностью счастлив с ним, но в то же время у меня было сильное желание посетить город Святого Пророка (сас). Я спросил его: «Что мне делать?» Он сказал: «Завтра я дам тебе ответ. А пока отдыхай». Он накормил меня ужином, я выполнил вместе с ним Ночную Молитву и лёг спать. Рано утром он разбудил меня на Тахаджуд-молитву. Никогда раньше я не ощущал такую силу в молитве, как с ним. Я ощущал себя в Божественном присутствии, и моё сердце всё больше и больше влекло меня к нему.
    Мне было видение, и я видел себя, карабкающегося по лестнице от нашего места молитвы к Байт аль-Мамур (Кааба Небес), ступенька за ступенькой. Каждая ступень была стоянкой, в которую он меня возводил и в каждой стоянке, в сердце, помещал знания, о которых я раньше никогда не знал и не слышал. Слова, фразы и предложения складывались таким прекрасным образом, передавались в моё сердце на каждой стоянке, на которую я был возведён до тех пор, пока мы не достигли Байт аль-Мамур. Там я увидел 124,000 пророков, стоящих в ряд в молитве с Сайидиной Мухаммадом (сас) в качестве Имама. Я увидел 124,000 Сподвижников Пророка Мухаммада (сас), стоящих в рядах позади них. Затем я увидел 7,007 святых Накшбандийского Тариката, стоящих позади них в молитве.
    По правую сторону от Абу Бакра Сиддик (ра) было место для двух человек. Пра-Шейх встал на это свободное место и взял меня с ним, и мы совершили Рассветную Молитву. Никогда раньше в жизни не испытывал я такой сладости от этой молитвы, и когда Пророк Мухаммад (сас) вёл молитву, красота его голоса (как он читал) была бесподобной. Это был опыт, который нельзя описать словами, т.к. это было Божественно. Когда молитва окончилась, видение тоже закончилось, и я услышал, как Шейх попросил меня прочесть Азан (зов к молитве) на молитву Фаджр.
    Он совершал молитву Фаджр, и я молился позади него. Я слышал, как на улицах бомбили две армии. Он дал мне посвящение в Накшбандийский Тарикат и сказал мне: «О, мой сын, мы обладаем такой силой, что в один миг мы можем возвести мурида на его стоянку». Как только он сказал это, он посмотрел в моё сердце своими глазами, и в это время они менялись – от жёлтого цвета на красный, затем белый, зелёный и чёрный. Цвет его глаз менялся по мере того, как он вливал в моё сердце знание, которое ассоциировалось с каждым из цветов.
    Жёлтый цвет был первым и соответствовал состоянию Сердца (Кальб). Он вливал в моё сердце все виды внешнего знания, которое необходимо для повседневной жизни людей. Затем он вливал из стоянки Тайн (Сирр) – знание всех 40-ка Орденов, которые пришли от Сайидины Али (ра), и я увидел, что являюсь наставником всех этих Орденов. Во время передачи знаний на этой Стоянке его глаза стали красными. Третья стоянка, Тайна из Тайн (Сирр ас-Сирр) разрешена лишь Шейхам Накшбандийского Тариката, Имамом которого является Сайидина Абу Бакр (ра). По мере того, как он вливал в моё сердце из этой Стоянки, его глаза приобрели белый цвет. Затем он взял меня на Стоянку Сокрытого (Хафа) – Стоянку сокрытого духовного знания, где его глаза поменялись свой цвет на зелёный. Затем он взял меня на Стоянку Полного Растворения, Стоянку Самого Скрытого (Ахфа), где ничего не появилось, и цвет глаз стал чёрным. Здесь он привёл меня в присутствие Аллаха. Затем он вернул меня обратно (в обычное состояние).
    Моя любовь к нему в тот момент была настолько сильной, что я не мог представить себя вдали от него, и я не желал ничего, кроме как остаться с ним навсегда и служить ему. Затем началась буря, торнадо, и вихри угрожали спокойствию. Испытание было мощным. Моё сердце впало в отчаяние, когда он мне сказал: «Сын мой, твои люди нуждаются в тебе. Я дал тебе достаточно на данный момент. Сегодня поезжай на Кипр». Мне понадобилось полтора года, чтобы найти его. Я провёл с ним одну ночь. А теперь он велит мне возвращаться на Кипр – место, где я не был уже 5 лет. Это было для меня ужасным предписанием, но в Тарикате мурид должен сдаться и подчиниться воле своего Шейха.
    Поцеловав его руки и ноги, и с его позволения я отправился на Кипр. Вторая Мировая Война подходила к концу. Не было никакого транспорта. Пока я стоял на улице и размышлял над этим, ко мне подошёл человек и сказал: «О, Шейх, Вас подвезти куда-нибудь?» Я сказал: «Да! Куда вы направляетесь?» Он сказал: «В Триполи». Он посадил меня в свой грузовик и через 2 дня мы прибыли в Триполи. Когда мы туда приехали, я сказал: «Отвези меня в порт». Он спросил: «Для чего?». Я сказал: «Для того, чтобы найти корабль, который поплывёт на Кипр». Он сказал: «Как это? Никто сейчас не передвигается по морю из-за такой войны». Я сказал: «Неважно. Просто отвези меня». Он отвёз меня в порт и высадил там. Я снова удивился, когда увидел, как ко мне направляется Шейх Мунир аль-Малек. Он спросил: «У твоего праотца – величайшая любовь к тебе! Пророк (сас) снова явился ко мне во сне и сказал: «Мой сын Назим едет. Позаботься о нём».
    Я пробыл с ним 3 дня. Я попросил его помочь мне организовать поездку на Кипр. Он пытался, но это было невозможно в то время из-за войны и нехватки топлива. Он не мог ничего найти, кроме парусной лодки. Он сказал мне: «Можешь плыть на ней, но это опасно». Я сказал: «Я должен ехать, т.к. это повеление моего Шейха». Шейх Мунир много заплатил владельцу судна, чтобы тот вёз меня. Мы отправились в путь. Мы прибыли на Кипр через 7 дней. На катере это обычно занимает 4 часа.
    Как только я прибыл и ступил на землю киприотскую, в тот же миг моему сердцу открылось духовное видение. Я увидел Пра-Шейха Абдуллу Дагестанского, который говорил мне: «О, сын мой. Ничто не помешало тебе исполнить моё повеление. Ты многого достиг, слушая и принимая. С этого момента я всегда буду тебе являться. Каждый раз, когда ты направишь своё сердце ко мне, я буду с тобой. На любой вопрос, который у тебя будет возникать, ты будешь получать ответ прямо из Божественного Присутствия. Любая стоянка, которой ты захочешь достичь, будет дарована тебе благодаря твоему полному смирению. Все Святые довольны тобою, Пророк (сас) доволен тобою». Как только он сказал это, я почувствовал его рядом с собой, и он никогда не меня не покидал с тех пор. Он всегда рядом со мной».
    Шейх Назим начал распространять духовное наставничество и исламское учение на Кипре. Многие последователи приходили к нему и принимали Накшбандийский Орден. К сожалению, это было в то время, когда любая религия была в Турции под запретом, и т.к. он был в Турецком сообществе на Кипре, там тоже религия была полностью запрещена. Даже Азан (зов на молитву) был запрещён.
    Первое, что он сделал, приехав на свою родную землю – он поехал в мечеть и прочёл Азан на арабском. Его тут же увезли в тюрьму, где он пробыл неделю. Как только его отпустили, он поехал в большую мечеть в Никосии и там с минарета прочёл Азан. Это очень рассердило местные власти, и они возбудили против него дело. Пока он ждал рассмотрения дела, он ездил по всей Никосии и близлежащих деревень, читая Азан с минаретов. В результате этого против него завели ещё больше судебных дел и в конечном итоге их количество достигло 114. Адвокаты посоветовали ему прекратить читать Азан, но он сказал: «Нет, я не могу. Люди должны слышать призыв к молитве».
    Настал день слушания 112-ти судебных дел. Если его обвинят и осудят, ему грозит 100 лет тюремного заключения. В тот же день пришли известия голосования из Турции: человек по имени Аднан Мендерес пришёл к власти. Его первым действием было открытие всех мечетей и разрешение читать Азан на арабском. Это было чудом нашего Пра-Шейха.
    Во время своего пребывания на Кипре Шейх Назим ездил по всему острову и также посещал Ливан, Египет, Саудовскую Аравию и многие другие места, чтобы обучать Тарикату. Он вернулся в Дамаск в 1952-м г., когда он женился на одной из муридов Пра-Шейха: Хаджи Амине Адиль. В то время он жил в Дамаске, и каждый год он ездил на Кипр на 3 месяца: Раджаб, Шабан и Рамадан. Его семья жила в Дамаске с ним, и на Кипр они ездили всей семьёй. У него 2 дочери и 2 сына.
    Его поездки
    Каждый год Шейх Назим ездил в паломничество в качестве руководителя Хаджа для сопровождения киприотских паломников. Он совершил 27 паломничеств.
    Он присматривал за муридами и последователями Пра-Шейха. Однажды Пра-Шейх велел ему отправиться из Дамаска в Алеппо пешком и останавливаться в каждой деревне на своём пути для распространения Накшбандийских учений, суфийских знаний и знаний религии. Расстояние между Дамаском и Алеппо составляет примерно 400 км . Это путь занял у него больше года: туда и обратно. Он шёл день или два, доходил до деревни, проводил в деревне неделю, распространяя Накшбандийский Тарикат, вёл Зикр, тренировал людей и затем снова отправлялся в путь до следующей деревни. Вскоре его имя было у каждого на устах: от границы Иордании до турецкой границы возле Алеппо.
    Точно таким же образом Пра-Шейх однажды повелел Шейх Назиму идти через Кипр. Он шёл от одной деревни до другой, призывая людей к исламу, чтобы они оставили атеизм, секуляризацию, материализм и обратились к Аллаху. Он стал очень известен по всему Кипру и очень любим; цвет его чалмы и накидка, оба тёмно-зелёного цвета стали известны на всём острове как «зелёная голова Шейх Назима». (Шейх Назим йесильбас).
    Шейх Назим у себя дома на Кипре.
    Похожие поездки также были по Турции. Каждый год с 1978 г . он проводил 3 или 4 месяца в поездках по одной из частей Турции. В один год он ездил в города под названием: Ялова, Бурса, Эскисехир и Анкара. В другой раз в города: Конья, Испарта, Кирсехир. В другой год он ездил по южному побережью: от Аданы до мест: Мерсин, Аланья, Измир, Анталья. Затем, в следующий год – по восточному побережью: Диярбакир, Эрзурум – до самой границы Ирака. В последующей поездке он был на Чёрном море: передвигаясь от одного района в другой, от одного города в другой, от одной мечети к следующей, распространяя слово Аллаха, духовность и свет где бы он ни был.
    Куда бы он ни приезжал, его приветствовала толпа людей, также официальные лица и местные власти. Ему дали полюбившийся всем в Турции псевдоним: аль-Кибриси (Кипрский). Он был Наставником покойного президента Турции: Тургута Озал и был очень уважаем им. В настоящее время он очень известен по всей Турции благодаря многочисленным репортажам и освещению по телевидению и в прессе. У него брали интервью почти каждую неделю то на одном, то на другом каналах ТВ; один репортаж за другим для того, чтобы узнать его мнение о событиях, происходящих в то время в Турции, а также прогноз на будущее. Он идёт по срединному пути, рекомендованным Пророком (сас), дающему ему возможность проложить тонкую грань между секуляризованным (светским, антирелигиозным) государством и исламизированной группой. Это даёт сердцу и уму радость и умиротворение: как простым людям, так и интеллигенции.
    Начиная с 1974 г . он начал посещать Европу, каждый год, летая на самолёте из Кипра в Лондон и возвращаясь по суше на машине. Он продолжает встречаться с различными людьми из разных стран и говорящих на разных языках, всех вероисповеданий и всех культур. Люди и по сей день произносят Шахаду (провозглашение веры в единого Бога), принимают от него Тарикат и духовные тайны.
    Шейх Назим со своей супругой и двумя дочерьми (впереди) у себя дома на Кипре. Являясь также Шейхом Мевлевийского Тариката, Шейх Назим надел традиционную шапку, обмотанную мевлевийской повязкой.
    Подобно тому, как Шах Накшбанд был Муджаддид в Бухаре и Центральной Азии, как Сайидина Ахмад ас-Сирхинди аль-Муджаддеди был живительной влагой 2-го тысячелетия, как Сайидина Халид аль-Багдади был живительной влагой ислама и Шариата и Тариката на Среднем Востоке, так и Шейх Мухаммад Назим Адиль аль-Хаккани сейчас возрождает, возобновляет и призывает к Богу в нашу эпоху – эпоху Технологии и Материального прогресса. Его улыбающееся, светящееся лицо любят по всей Европе; он принёс первый истинный вкус духовности в жизнь людей.
    Не так давно, в 1991-м он начал ездить в Америку. Во время своей первой поездки он посетил более 15-ти штатов. Он повстречал много людей различных верований и религий: мусульман, христиан, иудеев, сикхов, буддистов, индуистов и последователей культа Нью-Эйдж (Новый Век). В результате было основано более 15-ти центров Накшбандийского Ордена в Северной Америке. Второй визит состоялся в 1993-м, во время которого Шейх Назим побывал во многих городах и селениях, посещая мечети, церкви, синагоги и храмы. Благодаря ему, более 10,000 людей в Северной Америке вошли в ислам и приняли посвящение в Накшбандийский Орден.
    В 1986-м г. его пригласили на Дальний Восток: в Бруней, Малайзию, Сингапур, Индию, Пакистан, Шри-Ланку. Он посетил почти все главные города в этих странах. Он был в гостях у султанов, президентов, членов парламента, правительства и, конечно же, в гостях у обычных людей повсюду. В Брунее его считают просветлённым нынешнего века. Его радушно принимали люди этой страны, особенно Султан: Хаджи Хасанал Болкиа. Его считают одним из великих наставников Накшбандийского Ордена в Малайзии. В Пакистане он признан человеком, возродившим Тарикат, и у него там тысячи последователей. В Шри-Ланке среди официальных лиц и обычных людей у него 20, 000 муридов. Его очень уважают мусульмане Сингапура; там у него много муридов.
    Шейх Назим с Султаном Брунея (слева) и Принцем Малазийским: Раджа Ашман.
    Много раз он бывал в Ливане, где мы с ним и познакомились. Однажды я был в офисе моего дяди, который занимал пост генерального секретаря религиозных дел Ливана – очень высокую государственную должность. Было время Аср (предвечерней молитвы) и мой дядя: Шейх Мухтар Алайли обычно молился в Мечети аль-Умари аль-Кабир в Бейруте. Во времена Умара ибн аль-Хаттаба (ра) это была церковь, которую потом переконструировали в мечеть. Фундамент церкви сохранился и по сей день. Мой дядя вёл молитву, а я со своими двумя братьями молились позади него. Пришёл Шейх и стал молиться рядом с нами. Он посмотрел на моего брата и сказал ему: «Ты такой-то и такой-то?» и назвал его имя. Он также посмотрел на моего второго брата и тоже назвал его имя. И посмотрел на меня и тоже назвал моё имя. Мы все были очень удивлены, т.к. никогда раньше такое не видели. Мой дядя тоже очень проникся к нему.
    Мой старший брат настоял на том, чтобы Шейх Назим остановился у нас дома, и мой дядя пошёл с нами. Наш гость сказал: «Меня прислал Шейх Абдулла. Он мне сказал: «После молитвы Аср – стоящего справа от тебя зовут так-то и так-то, а другого так-то и так-то, а того - так-то и так-то. Дай им посвящение в Накшбандийский Тарикат. Они будут в числе наших последователей». Факт того, что он знал каждого из нас по имени, поразил нас, и он очень привлёк нас. Особенно я был заинтересован в нём, несмотря на свой юный возраст.
    С того момента он регулярно приезжал в Бейрут. Также мы каждую неделю ездили в Дамаск, чтобы повидать Пра-Шейха Абдуллу Дагестанского и Шейха Назима. Мы получили много духовных знаний и были свидетелями чудодейственных сил, которые они направляли в сердца ищущих. Нас так тянуло к нему, что мы всегда просили отца ездить к нему каждое воскресенье.
    Дом Шейха Назима никогда не пустовал – он всегда был полон посетителями. Каждый день в его доме бывало как минимум сотня человек. Он принимал и угощал каждого. Его дом находился поблизости с домом Пра-Шейха на Горе Касиюн (Джабаль Касиюн) – гора с панорамой всего города, в южно-восточной части Дамаска. Он жил в скромном отштукатуренном доме, в котором всё было просто – сделано вручную из дерева или другого природного материала.
    Его затворничества (уединения)
    Его первое затворничество по предписанию Шейха Абдуллы Дагестанского было в 1955 г ., в Суэлье, Иордания. Там он провёл 6 месяцев в уединении. Сила и чистота его присутствия привлекла тысячи муридов: так, что Суэлье и близлежащие деревни, Рамта и Амман наполнились муридами Шейха. Учёных, официальных лиц и многих других привлёк его свет и его личность. Когда у него было ещё только двое детей: дочь и сын, его позвал Пра-Шейх Абдулла Дагестанский. Он сказал ему: «Я получил повеление от Пророка (сас): чтобы ты совершил затворничество в Мечети Абдул Кадыра Джилани в Багдаде. Поезжай туда и находись там в уединении 6 месяцев».
    Описывая этот разговор, Шейх Назим говорит: «Я не задал Шейху ни одного вопроса. Я даже не пошёл в свой дом. Я направился прямиком в город. Я не думал, что «Мне нужна одежда, нужны деньги, пропитание». Когда он сказал: «Ступай!», я пошёл. Я очень хотел пробыть в затворничестве с Сайидиной Абуд Кадыр. Когда я пешком пришёл в город, я заметил, как один человек на меня смотрит. Он посмотрел на меня и узнал. Он сказал: «Шейх Назим, далеко Вы направляетесь?» Я сказал: «В Багдад». Он был муридом Пра-Шейха. Он сказал: «Я тоже направляюсь в Багдад!» Ему нужно было доставить груз в Багдад. Он взял меня с собой.
    Когда я вошёл в мечеть Сайидины Абдул Кадыра Джилани, там был один человек гигантских размеров, который закрывал дверь мечети. Он сказал: «Шейх Назим?» «Да» - я ответил. Он сказал: «Меня назначили быть твоим слугой во время твоего пребывания здесь. Пойдём со мной». Я удивился, но в глубине сердца удивления не было, т.к. мы знаем, что в Тарикате всё происходит с помощью Божественного Присутствия. Я пошёл за ним к гробнице Архи-Заступника (Гаус аль-Азам) и отдал своё приветствие моему пра-прадеду, Сайидине Абдул Кадыру Джилани. Затем он провёл меня в комнату и сказал мне: «Каждый день я буду давать Вам одну тарелку чечевичного супа с кусочком хлеба».
    Я выходил из своей комнаты только для выполнения пятикратных молитв. А всё остальное время проводил в этой комнате. Я достиг такого состояния, что мог прочитывать весь Коран за 9 часов. В дополнение к этому я прочитывал 124,000 раз Зикр Калимат (Ля иляха илла Лла) и 124,000 раз Салават (восхваления Пророка (сас) в дополнение к чтению всей книги Далаил аль-Хайрат. В добавление к этому я регулярно читал 313,000 раз «Аллах, Аллах» каждый день помимо всех молитв, предписанных мне. Каждый день мне было видение за видением. Эти видения переносили меня от одной стоянки к другой до тех пор, пока я не аннигилировался в Божественном Присутствии.
    Один раз мне было видение, как Сайидина Абдул Кадыр Джилани звал меня к себе в могилу и говорил: «О сын мой, я жду тебя в своей могиле. Приди!» Я тут же принял душ, выполнил два Ракатамолитвы и направился к его могиле, которая находилась от моей комнаты всего в нескольких метрах. Когда я пришёл туда, я впал в размышления и сказал: «Ас-салям алйка йа джидди» ( «Мир тебе, о мой прадед»). И тут же увидел, как он вышел из могилы и встал рядом со мной. Позади него был Великий Трон, украшенный редкими камнями. Он сказал мне: «Пойдём со мной и сядем на этот трон».
    Мы сели как дед с внуком. Он улыбался и говорил: «Я доволен тобой. Стоянка твоего Шейха, Абдуллы Фаиз Дагестанского – очень высока в Накшбандийском Ордене. Я – твой прадед, и я передаю сейчас тебе от себя напрямую ту силу, которую я ношу как Архи-заступник), и сейчас я посвящаю тебя в Кадирийский Орден».
    Когда Шейх Назим завершил своё затворничество и собирался уезжать, он пошёл к могиле Сайидины Абдул Кадыра Джилани для того, чтобы попрощаться. Сайидина Абдул Кадыр Джилани явился ему в плоти и сказал: «О, мой сын. Я очень доволен стоянками, которых ты достиг в Накшбандийском Ордене. Я возобновляю твою инициацию со мной через Кадирийский Орден». Сайидина Абдул Кадыр Джилани затем сказал: «О мой правнук, вот тебе подарок на память о твоём пребывании здесь». Он обнял его и дал ему десять монет. Эти монеты были того времени (времени его прадеда), не нашего времени. Шейх Назим хранит эти монеты и до сих пор.
    Перед отъездом Шейх Назим подарил на память Шейху, который служил ему во время затворничества, свою накидку-бурку (Джубба). Он сказал ему: «Я носил её в течение всего времени своего затворничества. Она служила мне ковриком, на котором я спал и одеждой и для молитвы и Зикра. Возьми её, и Аллах благословит тебя, и Сайидина Мухаммад благословит тебя и все Мастера этого Ордена благословят тебя». Шейх взял накидку, поцеловал её и тут же надел. Шейх Назим покинул Багдад и направился в Дамаск, Сирию.
    В 1992-м, когда Шейх Назим был в Лахор, Пакистане, он посетил могилу Шейха Али Худжвири. Шейх Кадирийского Ордена пригласил его к себе домой, и Шейх Назим переночевал там. Во время рассветной молитвы Фаджр Шейх сказал: «О, мой Шейх, я попросил Вас остаться у меня на ночь для того, чтобы показать Вам очень ценную накидку, которая досталась мне 27 лет назад. Её передали от великого Шейха Кадирийского Ордена другому Шейху из Багдада, и в конечном итоге она перешла к нам. Все наши Шейхи хранили её бережно у себя, т.к. это была личная накидка Шейха (Гаус: Полюса) его времени.
    Турецкий Шейх Накшбандийского Ордена был в затворничестве в мечети и у могилы Сайидины Абдул Кадыра Джилани. Когда Шейх закончил своё затворничество, он подарил накидку Кадирийскому Шейзу, который служил ему во время его затворничества. Перед тем как умереть, этот Кадирийский Шейх повелел своим последователям хорошенько беречь эту накидку, т.к. каждый, кто наденет её, будет вылечен от любого заболевания. Любой ищущий, если наденет эту накидку на своём пути к Божественному Присутствию, будет легко возвышен на высокие стоянки Видения.
    Он открыл кладовку и показал эту накидку, хранящуюся в стеклянном сосуде. Он открыл сосуд и вытащил Джуббу. Шейх Назим улыбался. Шейх спросил его: «Почему улыбаетесь, мой Шейх?» Шейх Назим сказал: «Это меня очень осчастливило. Это – та самая накидка, которую я подарил Кадирийскому Шейху по завершению своего затворничества (Хальват)». Когда Шейх услышал это, он поцеловал руку Шейх Назима, попросил возобновить инициацию в Кадирийский Орден и получить инициацию в Накшбандийский Орден. Аллах хорошо заботится о своих святых, куда бы они ни направлялись, при помощи Своих искренних и возлюбленных слуг.
    Затворничество в Медине
    Шейху Назиму было велено уходить в затворничества продолжительностью от 40-ка дней до года. Затворничества также различались по степени изоляции от внешнего мира: иногда вообще не было никакого контакта; иногда – небольшой контакт: он выходил на коллективные молитвы; а порой было разрешено посещение собраний, лекций и Зикра. Много затворничеств он совершил в городе Пророка (сас). Он говорил:
    «Ни у кого никогда не было привилегии совершить уединение со своим Шейхом. Мне посчастливилось быть в уединении в той же самой комнате с моим Шейхом в Мадине аль-Мунаввара: в очень старинной комнате рядом со Священной Мечетью Пророка (сас ). Там была одна дверь и одно окно. Как только я вошёл в комнату со своим Шейхом, он забил окно досками. Он разрешил мне покидать комнату лишь для совершения ежедневных пяти молитв в Священной Мечети Пророка (сас ).
    Мой Шейх повелел мне выполнять практику Назар бар Кадам (Отслеживание шага), когда я ходил на молитвы. Дисциплинируя и контролируя взгляд, эта практика служила для того, чтобы отключиться от всего, кроме Аллаха Всевышнего и Его Пророка (сас ).
    Мой Шейх никогда не спал в течение этого уединения. Весь этот год я никогда не видел его спящим. Он не прикоснулся к еде. Каждый день нам давали одну тарелку чечевичного супа и кусочек хлеба. Он всегда отдавал мне свою порцию. Он только пил воду. Он никогда не покидал эту комнату.
    Изо дня в день, из ночи в ночь мой Шейх сидел и читал Коран при свете лампы; выполнял Зикр и держал руки в Дуа. Он читал Дуа (мольба-просьба) часами и каждое Дуа отличалось друг от друга: в течение всего года каждое Дуа было совершенно другим. Иногда я не мог понять язык, который он использовал в Дуа, т.к. это был небесный язык. Я мог понимать эти Дуа лишь с помощью видений и вдохновений, приходящих в моё сердце.
    Я узнавал о приходе ночи и дня лишь по молитвам. Пра-Шейх Абдулла не видел дневного света в течение всего года; он видел лишь свет свечи. Я мог видеть дневной свет лишь только когда выходил из комнаты на молитвы.
    В этом уединении я был поднят на различные уровни духовности.
    Locations of Site Visitors